Новые игры

Кавказ



ЗАПОМНИТЬ


РЕКЛАМА
Кавказ

Станица Майская встретили нас дождём. Повсюду сновали люди в бекешах и папахах, вдалеке виднелись угрюмые, покрытые серой дымкой, горы – мы на Кавказе.

Наутро вышло солнышко, стало теплее и уютнее на душе. Первое, что бросилось в глаза, это большое количества ослов, которые паслись везде, где им вздумается. По видимому, их держали вместо лошадей, для хозяйственных нужд. Однажды, мы наблюдали такую картину: осёл, запряжённый в арбу, набитую до верха сеном, еле плетётся по шоссе. Сверху сидит старенький ингуш. На встречу выехала большая грузовая машина и, еле идущее животное, задрав вдруг хвост, с бешеной скоростью, помчалось на неё. Шофёр, видя эту ситуацию, остановился и, в тот же миг, осёл со всей силой ударяется лбом о борт. Позже они вдвоём еле оторвали «бойца» от машины и он, с чувством выполненного долга, спокойно повёз старика дальше. Как я писала уже раньше, мы приехали на практику вчетвером: Тома – очень серьёзная девушка, приятной наружности, Нелли – маленькая ростом, но с твёрдым характером, Зина – очень добрая, но вечно попадающая в какие-то истории, и я. На заводе была неплохая библиотека, которая основательно скрашивала нашу жизнь. Библиотекой заведовала очень милая, начитанная женщина, которая, по- совместительству руководила драматическим кружком. Они в то время собирались ставить лирическую пьесу и предложили мне сыграть в ней главную роль. В техникуме я тоже посещала драмкружок, поэтому с удовольствием согласилась. Моим партнёром был высокий, стройный, лет двадцати пяти, рыжеволосый красавец-казак. Он, по всей видимости, хорошо танцевал лезгинку и, к месту и не к месту, постоянно выделывал коленца. Репетировали почти месяц и вот, наконец, премьера. Выступили хорошо, нам долго аплодировали. Мы, по-видимому, так убедительно играли, что все подумали – у нас любовь! На самом деле Иван, так звали партнёра, мне абсолютно не нравился: во-первых, в техникуме у меня уже был парень, а во-вторых - и это самое главное, сквозь его простоватую благожелательность просвечивала скрытая жестокость. К нам на репетицию приходил высокий, худой молодой человек, лет восемнадцати, он садился где-нибудь в уголке и не сводил с меня глаз. Взгляд был странный, неистовый. Вначале мне это даже нравилось, потом стало неприятно. Однажды днём, когда все были дома, с треском открылась дверь и на пороге возник этот парень. Он был зверски избит, лицо в кровоподтёках, из распухшей губы и носа сочилась кровь. Мы всполошились: «Ой! Кто тебя так? Давай умойся!» Перехватив инициативу, не давая ему опомнится, я начала поливать на руки воду, вытирать от крови его лицо. От пережитого напряжения, он заплакал и сквозь его слёзы и рыдания я поняла, что избил его Иван. Якобы из-за меня: я с ним встречаюсь, а он путается под ногами. Категорически опровергнув этот бред, мы успокоили его и тихонько отправили домой. А сами долго не могли прийти в себя: поняли, что Иван человек не адекватный и один лишь неверный шаг мог бы привести к роковым последствиям.

Кавказ

В свободное время мы ходили на танцы, там у меня объявился другой поклонник. Маленький ростом, но с большими амбициями, кабардинец. Он никогда не приглашал меня на танец, но всегда оказывался рядом и его пристальный взгляд, сопровождал меня повсюду. Неприятный тип! Однажды ночью, когда мы все спали, кроме подружки Зины, которая писала отчёт о практике, в дверь постучали. Она, не спрашивая, открыла дверь. Ввалились трое: первым шёл кабардинец, за ним огромный амбал, той же национальности, весь обросший чёрной щетиной, в грязном тулупе, третий- интеллигентного вида мужчина, славянской наружности. « Гдэ Люба?», - спрашивает маленький Наполеон. «Какая Люба?», - удивилась Зина. «Ваша бэлэнкая!», - отвечает. « А….Люда, она на смене - потом поспешно добавила - Её здесь нет!» « А кто это лэжит?», - спрашивает он, указывая на Тому и не дожидаясь, сдёргивает одеяло. «Нет, это не она!», - тут же направляется ко мне. Я открываю лицо. «Вот она, забырайте её!», - кричит он. Я быстро вскочила и прислонилась спиной к стенке. Ко мне подходит здоровый амбал, снимает тулуп и со словами: «Ну что, птычка, попалась!», - хочет накинуть его на меня. От тулупа противно воняло потом и какой-то псиной. КавказТут подбегает Тома и начинает его оттаскивать. Зина, не двигаясь, всё это время стояла , как в ступоре, затем подняла вверх голову и начала визжать: сначала тихо, потом всё громче и громче, а когда визг достиг предельной высоты, выскочила из комнаты. Нам было слышно, как она стучала в двери и кричала: «Помогите!» Всё время молчавший интеллигент вмешался: «Уходим, сейчас будут неприятности!» Они не обращают на его слова никакого внимания, тогда он хватает чайник, стоящий на плите и начинает лить кипяток им за шиворот. Это их отрезвило К тому же стали слышны мужские голоса, направляющиеся к нам и похитители быстро исчезли. Ещё долго, после этого мы не могли успокоиться, шок был у всех. Утром пошли искать чайник, он был заводской. Мой «спаситель» лежал в грязи, с погнутым носиком, а рядом глубокие следы от протектора большой машины, на которой, меня хотели увезти.

Благо, это был конец практики и вскоре мы уехали.
Кавказ
РЕКЛАМА
Смотрели: 708 раз
Отзывы: